среда, 28 июня 2017 г.

Влияние занятий силовыми и аэробными упражнениями на тестостерон


Физические упражнения сами по себе не являются существенным регулятором секреции тестостерона ни на базовом (действие на семенники), ни на высшем (действие на гипоталамус или гипофиз) уровнях, хотя о нейробиологии двигательной активности известно сравнительно немного (Rogol et al., 1984), как и о прямых сигналах от выполняющих работу мышц, которые могли бы повлиять на активность репродуктивной системы. Результаты исследований с участием спортсменов, занимающихся тренировкой выносливости, достаточно разнообразны, сообщается либо об умеренном снижении уровня тестостерона в состоянии покоя (Wheeler et al., 1984; Dc Souza et al., 1994), об отсутствии каких-то отличий (Bagateli, Bremner, 1990; Lucia et al., 1996) по сравнению с лицами, ведущими малоподвижный образ жизни. У мужчин, занимающихся бегом, после снижения тренировочной нагрузки с 81 до 24 км в неделю, не было обнаружено никаких изменений сниженного нормального уровня тестостерона даже несмотря на снижение вдвое уровня креатинкиназы, свидетельствующего об уменьшении мышечной нагрузки (Houmard et al., 1994). Биологическое значение такого измененного состояния организма с пониженным уровнем тестостерона в крови, наблюдавшегося в этих исследованиях, неизвестно. Двигательная активность может вызывать краткосрочное повышение или понижение уровня тестостерона в крови в зависимости от вида и интенсивности упражнений (Schmid et al., 1982; Viru, 1985). Повышение концентрации тестостерона наблюдается во время или после относительно непродолжительной высокоинтенсивной физической нагрузки, которая встречается в силовой тренировке или в спринтерском беге, в то время как его снижение связано с продолжительной двигательной активностью, требующей от организма выносливости, особенно в случае таких событий, как марафонские и супермарафонские забеги. Сообщается о том, что аэробная двигательная активность может снижать уровень тестостерона почти наполовину даже в случае проведения сравнения с соответствующими показателями в состоянии покоя, оценивавшимися в то же время суток (Dessypris et al., 1976; Morville et al., 1979; Kuop-pasalmi et al., 1980; Shurmeyer et al., 1984).

Описываемые изменения наблюдаются во время или вскоре после завершения продолжительной двигательной активности и могут сохраняться на протяжении одного-двух дней после прекращения физической нагрузки. Физиологические последствия такого краткосрочного подавления секреции тестостерона неясны. Изменения такой величины сопоставимы с суточными колебаниями уровня тестостерона у здоровых мужчин и не попадают в диапазон значений, которые обычно служат основанием для назначения лечения в случае гипогонадизма у мужчин. Предлагались различные механизмы возникновения таких изменений в случае продолжительной двигательной активности. Влияния катехоламинов на кровообращение в семенниках (Collu et al., 1984) и подавления выработки тестостерона кортизолом (Bambino, Hsueh, 1981) при физиологических концентрациях не происходит (Sapolsky, 1985, 1986). В сокращающихся мышцах отмечается повышение интенсивности клиренса тестостерона (например, усиление экскреции За-андростендион-глюкуронида) (Ponjce et al., 1994), однако этот факт следует рассматривать как увеличение биологической активности, отражение которой — более интенсивный метаболизм в мышечной ткани, являющейся местом действия тестостерона, а не как свидетельство недостатка гормона. Вполне возможно, что такое краткосрочное снижение уровня тестостерона, которое, по всей видимости, возрастает с увеличением продолжительности физической нагрузки, объясняется просто энергетическим дефицитом, возникающим во время двигательной активности, и отражает чувствительность секреции гонадолиберина к снижению уровня глюкозы в гипоталамусе (Opstad, 1992b; Loucks, 2004). Аналогичное воздействие прогрессивного нарастания энергетического дефицита было предложено в качестве механизма изменений уровня гормонов щитовидной железы во время продолжительной двигательной активности (O’Connell et al., 1979). Некоторые спортсмены в видах спорта, требующих экстремальной выносливости, признают необходимость жидкого углеводного питания во время своих занятий (Saris et al., 1989), однако исследований, направленных на выяснение вопроса о том, насколько это позволяет сохранять уровень тестостерона и мышечную массу, не проводилось.

В отличие от продолжительных занятий упражнениями на выносливость, силовые и скоростные упражнения обычно сопровождаются кратковременным повышением концентрации тестостерона (Sutton et al., 1973; Cumming et al., 1986; Kraemer et al., 1991) либо не вызывают никаких изменений (Guezennec et al., 1986). Такое временное повышение концентрации тестостерона в сыворотке крови может быть обусловлено активацией нескольких механизмов. Увеличение интенсивности физических упражнений приводит к заметному снижению кровообращения в печени (Rowell et al., 1964), вследствие чего снижается эффективность клиренса и происходит временное повышение концентрации гормона в крови. Перераспределение жидкости в организме во время продолжительной двигательной активности, результатом которого является уменьшение объема плазмы крови (Wilkcrson et al., 1980), также будет приводить к повышению концентрации тестостерона в крови. Секрецию его могут регулировать дофамин и пролактин, однако, по данным единственного исследования, блокирование повышения уровня пролактина, индуцированного физической нагрузкой, с помощью L-dopa никак не влияет на изменения уровня тестостерона (Jezova-Repcekova et al., 1982). В повышении его уровня может также играть определенную роль активность симпатической нервной системы (Jezova, Vigas, 1981).

Влияние изменений уровня эндогенного тестостерона на физическую работоспособность

Кратковременное снижение уровня тестостерона, индуцированное физической нагрузкой, не может оказывать значительного влияния на состав тела, поскольку даже более выраженное снижение его концентрации продолжительностью несколько недель имеет весьма незначительные последствия. Искусственный гипогонадизм в течение 10 дней, индуцированный у молодых здоровых мужчин, не занимавшихся двигательной активностью, вызывал сдвиг в соотношении мышечная — жировая ткань величиной 2 кг (Mauras et al., 1998). У здоровых молодых солдат, которые получали недостаточное питание и подвергались значительным физическим нагрузкам, индивидуальные различия в величине снижения тестостерона сравнительно мало влияли на долю мышечной массы в составе общей потерянной массы тела за период 8 недель, несмотря на наличие статистически достоверной взаимосвязи между этими показателями (Friedl, 1997). Эти выводы подтверждаются результатами исследований на животных, в которых ограничение рациона питания и физическая нагрузка вызывали меньшее снижение уровня тестостерона у животных с тренированной выносливостью. Эти различия были также ассоциированы с более высоким уровнем липолиза и снижением интенсивности гликогенолиза, что предположительно позволяло сохранить от расщепления мышечные белки (Guezennec et al., 1984b).

Резкое повышение уровня тестостерона, которое наблюдается при выполнении силовых упражнений, может оказаться достаточным для индукции изменений на уровне тканевых рецепторов или концентрации других анаболических гормонов, однако о том, что происходит в действительности, пока ничего не известно. В ходе другого исследования (Kraemer et al., 1991) при сравнении программ занятий культуристов и тяжелоатлетов, отличающихся по количеству повторений и продолжительности периодов отдыха между подходами, были продемонстрированы значительные отличия в изменении уровня соматотропного гормона и незначительные расхождения в величине повышения концентрации тестостерона, индуцированного в обеих программах занятий. Можно только рассуждать о значении непродолжительных колебаний уровня тестостерона различной направленности для синергичного взаимодействия с другими гормонами, которые оказывают направленное воздействие на мышечную ткань, такими, как локальный мышечный ИФР-1, включая конечный результат в виде гипертрофии мышц под влиянием силовой нагрузки у тяжелоатлетов или уменьшение мышечной массы, которое может оказаться выигрышным для спортсменов, занимающихся бегом.

Рис.
Предполагаемая взаимосвязь между продолжительной двигательной активностью и уровнем тестостерона в сыворотке крови по данным различных исследований, которая свидетельствует о возможной роли метаболических факторов, таких, как прогрессивное снижение уровня доступной глюкозы, в регуляции секреции тестостерона (по Viru, 1895)

Комментариев нет:

Отправить комментарий